За 10 лет украинская ITиндустрия коренным образом изменилась.  Сегодня это мощный сектор экономики, с оборотом в сотни миллионов долларов. Интерес общества к информационному бизнесу растет, растет и уровень украинских программистов в международных престижных рейтингах. Тем не менее, лидеры отрасли признают, что некоторые финансовые показатели украинских IT достигли своего потолка. Для дальнейшего роста индустрии не хватает образованных специалистов, считает глава одесского офиса компании Sigma Software Евгений Яковлев

— Украинской IT-сфере нужны новые сотрудники. О каком количестве специалистов идет речь?  По Украине, и Одессе в частности?

— Смотрите, это реально больше 10 тыс. более-менее опытных сотрудников. Я не говорю о сеньорах, которые должны быть суперквалифицированными – говорим о ребятах, которые что-то понимают в IT. Не просто, что такое компьютер и как его включить-выключить, а о ребятах, получивших хорошее IT-образование. Очень многие компании ищут людей и очень многие компании держат открытыми вакансий, равных 10% от количества людей. Т.е. есть в Украине примерно 100 тыс. айтишников, соответственно 10%, это минимум 10 тыс. А то и все 20 тыс. Этот интервал соответствует тому, что  IT-отрасль может нанять сейчас. И это – очень много.

 - А если говорить о специальностях конкретно?

— Об этом тяжело говорить – нет такой статистики. Например, мы заняты в разных областях разработки. Мы занимаемся и биг-дата, и веб-разработками, искусственным интеллектом и разработкой оборудования. У нас открыты вакансии везде, во всех областях – я бы разделил это поровну по всем из них. И вот мы подходим к вопросу, почему именно мы занимаемся образованием? Потому что, образованны человек может помочь в любой отрасли. Допустим, айтишник закончивший Стэнфорд полноценно, получает опыт в каждой области. Он становится инженером, он понимает, как работает IT. И дальше, Java-программист, .NET-программист – не столь важно. Это – более высокий уровень. В базовые знания надо больше вложить времени, чем в изучение того же языка Java, или какого-нибудь другого.

14287616_1184916358231304_744804546_n
Глава Sigma Sofware Евгений Яковлев и сотрудники одесского офиса

 - Где можно найти таких разработчиков в Украине?

— Начнем попроще – с Одессы. Это Политехнический университет, Национальный университет Мечникова, есть частные компьютерные академии – «Шаг», например. Есть Киевский Политех, есть Харьковский университет радиоэлектроники, в Харькове могу назвать еще несколько ВУЗов.

ВУЗы есть, но очень часто преподавание в них очень сильно отстает от отрасли, потому что IT делает шаг вперед, примерно каждые два года . Может быть, не так быстро меняются процессорные скорости, но по-прежнему, так же быстро перед нами встают принципиально новые задачи.

Мы с коллегами недавно обсуждали, как сильно изменилась индустрия за последние десять лет. Раньше, десять – пятнадцать лет назад, украинское IT продавало какой-то ресурс и пыталось помогать делать какие-то простые задачи. Сейчас у нас много компаний, которые решают какие-то серьезные бизнес-задачи. Мы решаем проблемы оптимизации затрат топлива для авиакомпаний – это не просто написать какую-то задачу в Exel. Еще мы занимаемся исследованиями волновых сигналов. Здесь требуется очень большая и очень мощная образовательная база.

Бывает, что в ходе исследования конкуренции на рынке, заказчики ставят задачу найти пользователя, заинтересованного в их продукте. Мы, полагаясь на массу законов о нераспространении персональных данных, например в Европе, не зная людей, имен, фамилий – пытаемся найти им клиентов. Вот вы, допустим, пытаетесь на сайтах что-то купить, и потом вас месяц преследует реклама того, что вы смотрели. Эта аналитика – часть работы украинской IT-машины, наша в частности.

 - Будем знать, кого вспоминать

— Но, это мы делаем для клиентов в США, в Украине этим занимаемся не мы.

 - Давайте вернемся к образованию. Есть ВУЗы, есть курсы – где в Украине получить качественное IT-образование?  

— Берем Одессу. Ежегодно выпускаются примерно тысяча сто студентов с IT-факультетов: системные администраторы, электронщики и т.д. Из них компании нанимают сто. Эти 10% и есть качественные специалисты. Мне сейчас нелегко говорить, я почти пять лет преподавал в Одесском национальном университете, там были и коррупция, и попустительство со стороны администрации и постсоветская привычка, что все дети после школы должны поступать в университеты. То есть, были люди, которые не хотят вообще ничему учиться – у меня были студенты, который по 18-20 раз пересдавали какие-то предметы. Зачем им это было нужно? А потом 90% признаются, что полученный диплом им оказался не нужен. Диплом в современном IT не важен. Мы все равно проверяем знания соискателей. Одному из наших middle-разработчиков 19 лет, он пришел в 17, и сейчас на середине пути. Он не заканчивал никаких ВУЗов, он настолько заинтересован, что смог освоить все знания сам, в работе. А ведь это и математика, и программирование, и английский язык. К 17 годам он сумел выстроить базу, которую некоторые не имеют и к концу учебы в ВУЗе. И таких ребят в украинской IT-отрасли очень много.

— А частное образование, курсы – лучше университетского?

— Опять же, есть разные компании с разными нуждами. Есть компании с очень узкой специализацией, и они могут нанять человека, прошедшего курс у них же,  способного выполнять стандартный для задач компании набор действий. Часто такие компании организуют курсы под свои конкретные нужды, и скорее всего такие выпускники нигде больше места не найдут. В крупных компаниях требуют хороших фундаментальных знаний.

Около двух лет назад, мы помогли полностью пересмотреть учебную программу Одесскому политехническому университету. Мы ввели в нее те фундаментальные курсы, которые нужны любому IT-шнику. С тех пор работаем с ними каждый год: проводим курсы внутри компании, отбираем лучших – 30 человек в Одессе, 50-100 в Харькове, 20 во Львове. Они проходят у нас интенсивный курс в течении трех месяцев – готовятся по специально подобранным материалам к решению практических задач.

14269815_1184925631563710_601686917_n
В IT, как и в спорте, важны постоянные достижения

 - Значит на базе Sigma Software работает учебный центр?

— Бренд появился – Sigma University, под которым объединены все наши учебные программы. Мы оказываем помощь ВУЗам, открытием специализированных и оборудованных классов. Наша задача – эффективно распорядиться образовательными ресурсами для подготовки студентов. Постепенно мы вокруг себя и ВУЗов-партенров выстраиваем отдельную образовательную модель. Буквально, мы прививаем наши практики учебным заведениям Украины. Сейчас, это Одесса, Харьков и Львов, в планах – Киев.

 - Какие зарплаты у украинских IT-шников?

— Средняя зарплата на рынке начинается от $200 у стажеров и дорастает до $3000—5000. «Зарплатный» опрос есть на украинских IT-ресурсах – это вполне доступная информация.

 - Какая разница в зарплате по регионам Украины?

— Разница достигает от силы 10% — Киев, может быть дороже, а все остальные чуть дешевле.

 - Сколько сотрудников в Sigma Software?

— В Одессе – больше шестидесяти человек, с офисами в Киеве, Харькове и Львове – более шестисот. Специализируемся мы, в частности, на авиации и позиционируем себя, как консультанты. Мы улучшаем авиационный бизнес во всех направлениях, подыскиваем для него стартапы. Хорошо разбираемся в рынке энергетики, работаем с производителями электричества и теплоснабжения.

 - Назовете крупных клиентов?

— Fortune, Volvo, Microsoft, их на самом деле, очень много.

 - Как эти клиенты относятся к ситуации в Украине? Не боятся инвестировать?

— Во-первых, они не особо инвестируют сюда деньги, скорее – вкладывают знания. Если мы их получаем, то как их потерять? Своей работой, мы показываем, что Украина стабильна, аккуратно работаем. У нас много планов по развитию. У нас разветвленная структура бизнеса, есть офисы в ЕС и США, так что в плане безопасности знаний и разработок мы застрахованы. В Украине мы активно участвуем в сохранении стабильности – помогаем и волонтерам, и армии.

 - Планируете открытие новых офисов?

— Возможно, но это пока секрет.

 - У вас много конкурентов в Одессе?

— И да, и нет, смотря, в чем конкуренты. На украинском рынке у нас очень мало клиентов, мы не ищем их и в Одессе. Но, в Одессе много крупных IT-компаний и мы все боремся за сотрудников. Например, сейчас нам надо нанять в Одессу двадцать человек, в лучшем случае – шестьдесят. Есть Luxoft, есть Ciklum – две очень большие компании, не хуже нас представленных на рынке, и они не менее нас заинтересованы в качественных сотрудниках. Появляются новые игроки – Click, Luxury, которые также нанимают ребят в Одессе.

 - В борьбе за кадры случаются конфликты? Какие аргументы используются, зарплаты?

— Каждый специалист стоит каких-то определенных денег и все компании примерно знают, каких. Рынок уже достиг потолка ставок по зарплатам, так же как и по налогам, и прибылям. Они относительно небольшие. Обычно борьба происходит на каком-то другом уровне – на уровне качества офиса, питания, медицинской страховки.

1/6

2/6

3/6

4/6

5/6

6/6

Но мы стараемся брать интересными новыми проектами. Можно править старые программы, а можно разработать новый медицинский стартап и ощутить гордость от этого. У нас в последнее время много биг-дата проектов, с огромным количеством данных. Например, проект по обслуживанию мостов в Швеции, на каждом из которых установлены 30 тыс. датчиков, следящих за их состоянием.

 - Какова прибыль IT-компаний?

— Мне легче говорить о других компаниях, в нашей компании эта информация закрыта. Публично открыт Luxoft. Они в четыре раза больше нас, их годовой оборот (не прибыль) в Украине Беларуси и России равен примерно $112 млн. Есть Ciklum, есть EPAM, у них цифры почти одинаковые – порядка $100 млн. в год. Это три самые крупные IT-компании в Украине. В каждой из них работают больше трех тысяч сотрудников. И прибыль у всех украинских компаний отличается на 1-1,5% от общего количества денег, которые уходят на зарплаты, соцпакеты и все остальное.

 - Чем занимается Sigma в Украине кроме разработок?

— Мы занимаемся консультациями. Помогаем с точки зрения информационных технологий улучшить бизнес клиента. Либо это гемблинг – построение игровых систем с точки зрения экономичности и прибыльности. Допустим, сейчас к нам пришел гемблинг-клиент и мы не просто разрабатываем ему игрушку — крутится барабан, и кто выиграет, тот выиграет. Наши ребята умеют посчитать, какой процент должен быть выигрышных, а какой невыигрышных комбинаций. Как запрограммировать правильно барабан и какое количество там должно быть звездочек и бананчиков, чтобы это стало приносить 4-7% процентов прибыли. Грубо говоря – сделать все математические расчеты и выкладки, показать клиенту, где есть выгода, а где нет. Этим мы сейчас занимаемся.

 - В каком режиме работают ваши программисты? Практикуете ли вы аутсорсинг?

— Аутсорсинг, это когда приходит заказчик и говорит: надо, чтобы в этой точке отображалась точка А, сайт выглядел так, а это работало так. И сидел человек, который просто писал код и отдавал. Вы это имели ввиду?

 - Да, когда заказчик знает, что ему нужно.

— Когда заказчик полностью знает, что ему нужно, он просто диктует это, а ты под диктовку создаешь то, что он хочет. Сегодня IT вУкраине выросло до того, что мы разрабатываем какие-то продукты. Часть продуктов – наши, часть мы делаем по заказу клиентов. И это, по сути, уже консультативные услуги. Это уже не аутсорсинг.

IT меняется, и  аутсорсинг любят все меньше. Десять лет назад, почти все украинские IT были аутсорсингом. Т.е. человек на бирже труда находил работу в Канаде, ему через WesternUnion перечисляли какие-то денежки раз в месяц, или за выполненные задачи, а он просто сидел и просто писал программу. Сейчас это уже не работает, это уже не интересно. Уже для этого есть Индия, которая в два раза дешевле, чем мы.

 - Говорят, индийские программисты необязательные…

— Нет, как раз Индия – это Украина десять лет назад. Они не то что необязательные, они очень послушные. Вот ты скажешь ему: «Я хочу казино, хочу, чтобы там на барабане было столько таких вот значков и столько таких».

Индус никогда не посчитает от количества элементов на барабане автомата, сколько будет выигрывать игрок. Это по теории вероятности нужно просчитать шансы выпадения разных линий. И по количеству этих шансов, вы видите, сколько денег игроки будут выигрывать, и соответственно – сколько денег они будут оставлять. Индус никогда не скажет, что ваш барабан у вас будет забирать 5%. Он нарисовал, сделал, отдал – и все.

Наш человек подумает будет это прибыльно, или не будет и скажет это. Наш человек подумает, захочет ли заказчик дальше из этого барабана сделать еще 10 похожих игр. Индусу заказчик заплатит за 1000 часов работы и получит конкретную игру. Если заказчик скажет индусу сделать игру похожую, это опять будет 1000 часов работы, потому что из предыдущей игры ничего нельзя будет использовать повторно. У нас, это будет попытка сделать игру многопрофильной, надежной, защищенной от взлома. Это уже бизнес-сервис – вот и вся разница. Индусы тоже, в конечном итоге напишут, их тоже нанимают.

Мы иногда проигрываем какие-то тендеры индусам – они предлагают цены в два раза ниже. Но, половина тех тендеров, которые мы проиграли Индии, через какое-то время вернулась к нам. Говорят, да, они делают ровно то, что мы пишем им на бумаге. Просят сделать больше, индусы отказывают, говорят, что на это не рассчитывали.

 - А с кем можно сравнивать украинских программистов? С европейцами?

— Один европейский клиент, производящий оборудование, недавно оценил производительность наших ребят в 90-95% от производительности его людей, сидящих в его офисе. Из общения с ним, мы выяснили, скорее всего на производительность влияют коммуникации. У нас сотрудники общаются напрямую, а в западных условиях до 10% производительности теряются в переписке по электронной почте, или скайпу.

Наши ребята не менее  квалифицированы, чем любые другие айтишники в мире, у нас другие проблемы.

Например, проблема hardware-стартапов. Это разработка и производство высококлассного оборудования. У нас не достаточно сильное образование для этого. Многие компании в Европе, когда разрабатывают оборудование – новые процессоры, или подкожный имплантат для слежения за состоянием здоровья.

Для этого нужна поддержка ВУЗов. Допустим, шведский офис Sigma Connectivity, входящий в наш консорциум, в какой-то момент купила у Sony двести с чем-то разработчиков. В шведском офисе сидят реальные профессора из университетов, которые занимаются изначальными расчетами. А у нас из-за того, что мы учим ВУЗы, а не ВУЗы нас – не хватает способных профессоров, которые могут просчитать новое устройство сначала на бумаге, сделать выкладку по суровым формулам, волновым уравнениям и прислать нам. Часто, а мы много занимаемся разработкой железа, такие работы приходится заказывать в Германии, Канаде. Эти первоначальные расчеты присылают нам профессора иностранных ВУЗов, так мы можем работать дальше.

 - Есть и другие проблемы?

— Конечно есть. Вот тяжело и медленно движется апгрейд страны – реформы. Но, мы стараемся помочь. На эту помощь IT-компании тратят немало сил. Наш комитет, Европейская бизнес ассоциация – постоянно сидит в правительстве, подсказывая какие-то решения. Мы помогаем чем-то близким нам. Нам тяжело помочь реформировать аграрную промышленность, например. Но, мы можем помочь с машиностроением, с авиацией, с работой правительства, с бизнесом, с экономикой.

 - Вы говорили, в основном работаете с иностранными заказчиками. А с кем вы все-таки работаете в Украине?

 - Банки есть, мы ПУМБу помогали – часто банки к нам приходят. Многие другие компании просто не понимают, что может им дать IT. Нам приходится постоянно пробивать стену, доказывать, что мы – ценность для бизнеса.

Интервью вела Дарья Сметанко


...