Для того, чтобы осознать мотивацию действий воров-рецидивистов, лучше всего посмотреть на мир их глазами. С этой целью мы отправились в Одесскую колонию №14. Данное исправительное учреждение предназначено для мужчин, повторно осужденных или, другими словами, рецидивистов.

Нашими респондентами стали Анатолий Александрович Х. 1977 года рождения по кличке Буба и Дмитрий К. 1976 года рождения. У каждого из них своя непростая и драматическая история. С первыми двумя частями интервью можно ознакомится здесь и здесь.

dsc_0367

Х.: Вернемся к молодым. Раньше, чтобы назваться бродягой, надо было нормально пройти крытую – это колония с максимальным уровнем безопасности и камерной системой. Это отсюда могут увезти в крытую. У нас же в 14-й лагерная система.

К.: У меня восемь человек. У Толика четверо.

Х.: Дальше секция на сорок человек. Я прожил 10 лет в Хмельницкой колонии в казарменном типе. Кажется веселее там, где много народа. Вот как-то оно все более открыто, лица меняются, люди меняются. Вот 120 человек барак, я там 10 лет прожил. После тех маленькие были. Конечно, привык и к ним. Ну, есть секционная, а есть барачная структура.

— Как вы относитесь к тому, что наш бывший президент имел судимости и вот сейчас есть ряд народных депутатов, которые либо пребывали в СИЗО, либо имели судимости.

Х.: Я вот сам удивляюсь. «Наши у власти» не назовешь. При том президенте ничего особо хорошего не было. Но и не могу сказать, что обалденный этот президент. Как зэку? Что дает хорошего власть, то хорошо. Я не могу сказать, что я восхищался этим Януковичем. И где он там был? Что он там, хлеборезом был? В столовой работал.

— Говорят, он был бригадиром.  

(Далее продолжает только Анатолий Х.)

— Ну да, бригадир – это козел. Это особо он лагеря и не видел, можно сказать. Жил себе отдельно от общей массы.

— А Вы тоже живете отдельно?

— Нет, а вот кто работает в столовой — да. У них по роду работы надо отдельно жить. Они же имеют соприкосновение с едой. Им на законодательном уровне предоставляется другой режим во избежание всяких заболеваний. Они постоянно проходят медкомиссии.

— Какие курьезные моменты были при совершении преступлений?

— Уснул во время кражи. Втыкнул. Тупо так обдолблен был, короче, на Суворова. Расскажу, как обокрал квартиру и за нее, в частности, получил срок в предпоследний раз. Просто зашел по нужде во двор. Вот так встал, смотрю — слева кухня, пакет пластиковый, москитная сетка. Окна открыты. Употребил нормальное количество, укололся, выпил еще снотворных таблеток и полез. Аккуратно снял сетку, залез. Прошелся по шкафчикам на кухне. Нашел сахарницу. Там было немного драгоценностей всяких. Я в карман. Пошел дальше. Одна комната, я понабирал — дубленки, куртки. Торгаши там жили, как потом выяснилось. Там телефонов пару штук взял. Потом еще золото нашел. Сел в комнате.

— Будучи в состоянии наркотического опьянения как-то посмотрели, что там никого нет? Или просто наобум шли?

— Я вообще залазил в кухню. Я думал, сетку сейчас открою, шо есть на верхах возьму и уйду. Я не думал дальше. Смотрю, никого нет там. Я пошел дальше. Потом меня снотворные нагребли, я  начал разбираться, разбираться. Уснул, и меня уже хозяева разбудили. И все, менты уже приехали и забрали меня. Вот так вот было.  В кармане у человека было раз усыпал. Полез в сумку и закунял. Просыпаюсь, а потерпевшая лупит сумкой по голове.

dsc_0402

— Сейчас у нас идет война, и как мы потом узнаем, туда попадают люди, которые тоже отбывали наказание. Из ваших знакомых там есть кто-нибудь сейчас?

— Валом ребят. Я общался с пацанами, которые в Военном госпитале лежали. Они бывшие судимые. Я со своей женой по телефону общался, а она как раз была в палате, где они лежали. Так и познакомились. Есть у меня товарищ, у которого три судимости, он тоже наркоман, и он воюет. Он и сейчас, может, употребляет, а может и нет. Хотя наркоман был со стажем. Звал меня туда. Но я туда не хочу. У меня здоровье не позволяет, было бы здоровья побольше- я бы пошел. У меня гепатит и все что хочешь. 20 лет болею ВИЧ, я не знаю, сколько суждено. Терапию пью.

— Проходите здесь лечение? 

— Да, лечение нормальное. Два года тому назад меня, можно сказать, ногами вперед выносили. Сильно начал ВИЧ прогрессировать. Мне назначили терапию. Антиретровирусная терапия — это когда человек больной ВИЧ, ему дают препарат, который он принимает пожизненно в определенное время. Он блокирует болезнь. Я вообще уже был нежилец. Поменяли схему, и сейчас я уже себя чувствую более-менее нормально. СПИД – четвертая стадия. Гепатит, анемия. Пока еще живой (Смеется.)

-  А мама есть?

— Мама умерла тем сроком, пока я был в колонии. Я вышел — никого уже нет. Дочка есть.

— У Вас есть дочка? Сколько лет?

— 16 лет будет в этом году.

— По Вашим стопам не пошла?

— Та нет, у нее нормально все, у нее мама нормальная, в отличие от папы. Это первая моя жена, с которой я тоже в колонии расписался.

— Как вы с ней познакомились?

— Мы с ней с детства знакомы, соседка моя. В детстве дружили, потом она пришла к моей маме, говорит, не могу, люблю его. А мама говорит — что люблю?  У него 10 лет срок в колонии. Но она говорит -все равно люблю, хочу быть с ним.

— Фантастика. А вы ее любили?

— Да, моя детская любовь. А потом приехала в тюрьму, вообще полюбил. Знаете, в тюрьме не хватает такого. Вот она родила дочку и разошлась со мной.

— А дочку где зачали?

— В тюрьме, прямо на росписи. Получилось так. (Смеется.) Ну а через девять месяцев родилась дочка.

— С дочкой как-то общаетесь, она приходит на свидания?

— Нет. Во-первых, ее не пускает мама, никаким образом. Она, может, и хотела бы. Бывало в телефонном режиме общался, но мама увидела это и общение запретила.

dsc_0394

— Хорошо, давайте перейдем теперь к вам, Дмитрий. Представьтесь, пожалуйста.

— Краевич Дмитрий. 5.7.76 (дата). Уже привык так говорить, отштудировано у меня это, наверное. Родился где-то в Московской области.

— Сколько судимостей?

— По-моему, то ли 6 или 7. Честно говоря, уже сбился со счета. Всю жизнь сижу за квартирные кражи. Вот только последний раз умудрился сесть за угон. Всю жизнь лазил по чужим квартирам, раньше получал огромное удовольствие от этого. Попасть в чужую квартиру, посмотреть, как вы живете. Каждая квартира по-своему пахнет, по-своему вещи лежат.

— Сколько лет вам?

— 40.

— Из сорока лет сколько были на зоне?

— 23.

— Первый раз за что посадили?

— За квартирную кражу. Все банально получилось, пришли в гости к девочке, которая жила в девятиэтажке на Белинского. Пить не пил я, курить не курил, семья у меня там такая была. Батя — военный, мама в управлении связи железной дороги работала. Дед вообще генералом был, всю войну прошел. Ну и мы, дети, высшее общество. Сейчас таких называют «золотой молодежью». Ну и пришли мы в гости, а там были пожарные люки. Были на балконе и просто решили посмотреть, что там у соседей. Чуть выпили, залезли и вынесли всю квартиру. Конечно, потом все вернули, к нам претензий не было, но где-то в подсознании осталось, что больше всего в жизни я люблю чужие вещи. Хотя особо так ни в чем и не нуждался.

— В смысле «вернули назад»?

— Вернулись, сделали возврат. Нас поймали, конечно. Допустим, тогда магнитофон был нонсенсом, а не так, как сейчас, это DVD никому не нужно. Списали на то, что мы просто дети.

dsc_0415

 

— Вы никогда не задавали себе вопрос, откуда эта любовь к чужому?

— Не знаю, наверное, действительно болезнь, клептомания. Вот в последний раз освободился, побыл 2-3 дня на свободе и понял, что надо опять заниматься этим делом. И что вы хотите, я там еле-еле влез в ту форточку, я ведь раньше занимался в цирковой студии, до сих пор могу на мостик встать, на руках ходить. А форточки эти могут быть на пятом и шестом этажах. В одно время начали заезжать пацанята и  делать хаты с крыши. У нас даже альпинистское снаряжение было. Больше 60 квартирных краж было — тупо все Таирово обчистили.

— То есть, залезали через чердак?

— Да, на крыше ставили лестницу. Ну и галимое альпинистское снаряжение в магазине «Динамо» купили. Две лестницы скинули — и вперед. Раз случай был, когда чуть не сорвался с девятого этажа. За шкирку поймал приятель. На раму встал, и она съехала вниз. Как сейчас помню — влез я все-таки в эту квартиру. Сел прямо на кухне и подумал, что надо менять квалификацию. Уже не тот возраст. Раньше можно было приехать с Ильичевска в Одессу, походить по городу и за 2-3 часа 3-4 квартиры обчистить. Просто идешь, смотришь, где реально можно залезть. Подтянулся, выдавил это стекло. Сейчас в этом плане проще стало. Но сейчас ставят такие хитроумные замки, хоть головой бейся, ты его не откроешь. Зато окна сейчас открываются элементарно, а если летом на проветривании стоят, так вообще счастье. Зимой, правда, очень сложно.

— Сколько лет дали в первый раз?

— 1 год, 5 месяцев, 20 дней. Странный приговор, ведь обычно за первый раз дают условную, но я был внуком генерала, решили меня по полной прогнать. Вот и пришлось быть в этом дурацком 5 корпусе. Когда первый раз туда попал, там надпись была «Запомни, на свободе тебя ждут полноправным гражданином». Вот эту надпись на всю жизнь запомнил. Судила меня Пучкова — легендарная судья была у нас в Приморском районе. Она и меня судила, и сестру мою. У нее еще память феноменальная была. Когда сестру судила — спросила: «У вас родственников нет?». Та говорит:  «Есть, брата судили». Два года разницы было между судами, а она все равно вспомнила меня по фамилии.

— И сколько Вы были на свободе?

— Три месяца, в том же году обратно в тюрьму сел. Я освободился в марте 92-го года и в июне этого же года вернулся. Долго просидел в тюрьме. У нас было очень много подельников. Короче, получается, у нас две девочки-подельницы были. Раньше в Одессе было такое знаменитое 26-е училище, сейчас есть или нет, не знаю. И у нас этих потерпевших моряков была куча. Девочки в этом нам здорово помогли. Тогда у меня была грандиозная кража, мы украли 7 ювелирных наборов «Русской красавицы» еще с 80-х годов – золото, бриллианты, два колечка-поцелуйчики, цепочечка, брошечечка. Это была квартира начальника 4-го хлебозавода. У него еще и кожи много вынесли. Тогда все это стоило больших денег. Нас так искали! Это капец был. На 92-ой год на каждого человека нашей группы получилось по 7,5 млн купонов – на то время можно было купить 10 средненьких таких авто. Это моя мама подсчитала, потому что она там иски платила по возмещению ущерба потерпевшим. Мы тогда машину продали. Ну как платили? Все-то не выплатишь.  Дали 5 лет. Было очень много косвенных подельников, из-за этого три дня читали приговор. Год и восемь месяцев нас в общей сложности провозили на все воспроизведения, освидетельствования и суды.

Х.: Кстати, вот чего я именно грабил. Снял часы «Ориент» — 50 долларов сразу. С вещами было легко, они были востребованы. Деньги получал сразу. Сдавали в магазине на проспекте Мира или на «Книжке».

— Какие еще интересные кражи были?

— У меня еще такая прикольная кража была. Моя судья Губа в Киевском суде назвала потерпевшего извращенцем. У меня подельник Вадик, он уже покойный, пусть ему земля будет пухом. Он заикался еще так прикольно. Он говорит, Димуля, иди, покажу прикол. Залезли в хату в 9-этажке, почистили сервант. Раньше в 92-96 годах были эти сервизы, Мадонна. Это супер, сразу завез на рынок «7 км», и улетает за 100-150 долларов. У меня даже тогда была точка под Торгсином на Французском бульваре. Мы скидывали краденое за боны – один равнялся к 10 рублям. Ну в общем, в серванте была «Мадонна», говорю, давай аккуратней, сейчас упаковочку найдем, заберем. А он такой, да нет, смотри прикол. Вот, отвечаю, сколько буду жить, вот столько буду помнить. Вот знаете, корзинки есть вьетнамские? Вот там была корзиночка, которая сделана из 20-долларовых купюр. Аккуратно скрученные баксы заплетены, как корзинка. Там было 7,5 тысяч. Мы когда взяли ее — обалдели. На суде хозяин начал «маргарин валить», мол, просто деньги там лежали, ничего такого не было. Да мы за…бались их разворачивать! Я клянусь, если бы я подошел и увидел это, то просто отставил бы в сторону. Никогда в жизни не мог бы подумать, что такое можно сделать. Ну а мы на суде все рассказали, как было.

— Бывало ли такое, что попадали на серьезных людей? Приходилось отдавать?

— Попадали, конечно. Но как отдавать -  не всегда я отдавал. Вот это мама, бывало, по детству выплачивала, а потом мы поняли, что выплачивай — не выплачивай, все равно дадут срок. Это потом уже всем все стало ясно. Адвокатов сначали брали, потом и их перестали нанимать.

— А где деньги наворованные хранили?

— Как где хранили? Мы тогда детьми были, много ли нам для счастья надо было? Мопеды японские, девочки, в кафе где-то посидеть, на лодках покататься на море, немного наркотиков. Тогда не особо наркотиками увлекался, не любитель был в отличие от более позднего периода, когда уже пошло шизофреническое отношение к ним. Как Толик рассказывал, все есть, кушать есть, поэтому на всякие мелочи тратили. У меня еще сестра и брат есть. Мы все от разных отцов. Просто бабки по ветру пускаешь и счета никакого не имеешь.

Продолжение следует…

dsc_0431Беседовал: Ярослав Берендаков

Фото: Макс Войтенко


...

4 КОММЕНТАРИИ

  1. Все знаю, что в данный момент набор мышц — процесс, отбирающий массу внимания и трудозатрат. Дело не только в физических нагрузках, но и в приеме пищи. Это самый важный аспект, дающий основу идеального телосложения. Даже бывалые бодибилдеры для улучшения обмена веществ или просто для набора мускул прибегают к использованию пищевых добавок. Практически они не наносят вреда и рекомендованы к применению экспертами. Об одном из видов таких добавок мы и раскажем. IGF 1 Первый опыт применения замечательного препарата

    Пептиды — это вещества, состоящие из частиц аминокислот, они соединены путем амидных связей. по простому — это «умные» белки, играющие самую важную роль в организме.

  2. Just a smiling visitor here to share the love (:, btw outstanding style and design. «Better by far you should forget and smile than that you should remember and be sad.» by Christina Georgina Rossetti.

  3. Wow! This could be one particular of the most helpful blogs We've ever arrive across on this subject. Basically Wonderful. I am also an expert in this topic therefore I can understand your effort.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ