На волне многочисленных сообщений о пропаже детей в Одесской области и гуляющей по сети Интернет информации о педофилах мы решили разобраться в ситуации. В этом Odessa.Report помог начальник отдела ювенальной превенции областного управления полиции Виталий Капуляк.

— В Интернете была информация о банде педофилов в Одессе, а недавно всплыл пост в соцсетях о попытке кражи девочки. А какова реальная ситуация с такого рода преступлениями в Одессе и области?

— Мы регистрировали в прошлом году 16 случаев развращения несовершеннолетних, но это были не какие-то серийные педофилы. Это были правонарушения, не связанные с той информацией, которая была в Интернете распространена. На сегодняшний день у нас тоже есть информация, заявление есть родителей о том, что к 11-летней девочке якобы приставал мужчина, пытался ее завлечь в машину. Мы на данный момент проводим проверку. По результатам мы будем готовы впоследствии вам сообщить.

— А если сравнивать 2015 и 2016 годы, преступлений, связанных с педофилией, и случаев пропажи детей стало больше или меньше?

— В 2015 году было 26 преступлений, есть динамика к уменьшению таких правонарушений. Но мы говорим сейчас не только о правонарушениях, связанных с педофилией, мы говорим вообще о всех преступлениях. Конечно, если проводить работу с детьми, то надо обратить внимание, чтобы дети, когда идут со школы или где-то гуляют, максимально прокладывали маршрут таким образом, чтобы это было светлое место, чтобы там были еще какие-то люди, желательно взрослые, чтобы это было проходное место. Ни в коем случае не надо ходить за домами, там, где нет света, где людей нет. Не нужно стесняться, если вдруг ребенок посчитает, что ситуация, которая складывается, его напрягает, и ему становится страшно. Ничего страшного нет в том, чтобы позвать на помощь, крикнуть и просто привлечь к себе внимание. Тогда даже если есть какие-то потенциальные правонарушители, может быть кто-то и откажется от своих намерений.

— А все-таки, если вернуться к вопросу воровства детей, сколько таких случаев было зарегистрировано в Одессе?

— По информации, которая имеется у нас, все случаи не были связаны с воровством детей. Да, есть динамика к увеличению, в 2016 году мы больше 300 детей зарегистрировали как без вести пропавших. Но во многих случаях, когда мы находили детей, мы выявляли, что ребенок уходит, если неблагополучная семья. Таким образом ребенок привлекал к себе внимание родителей. У него тоже проблемы есть — это переходный возраст, когда ребенок требует к себе больше внимания. А родители считают, что ребенка можно где-то там оставить, потому что есть более важные какие-то дела. Это форма протеста. Следующее – это когда девочки уходят к мальчикам или мальчики к девочкам. Если это дети с интернатов, с приютов, с центров реабилитации – то это в основном дети статусные. Они не отдают себе в полной мере отчет, что их будут объявлять в розыск, искать. Они считают, что вот я поехал туда и туда и ничего в этом не вижу такого зазорного. Случаев, когда выкрали детей, у нас в прошлом году нет и позапрошлом.

— А сколько детей сейчас в розыске?

— Есть у нас на сегодняшний день с 2013 года 10 человек без вести пропавшие, которых мы разыскиваем. В одном случае девушка встречалась с парнем, влюбилась, и она родителям сразу сказала еще два года назад, что заканчивает девять классов и уходит с любимым. Там все знали, что она уйдет, она действительно с этим парнем ушла, сейчас мы ее разыскиваем. Потом, из детского лагеря этим летом тоже ребенок статусный сбежал. Есть у нас ребенок, который прибыл сюда в период начала конфликта на востоке и сейчас сбежал из лагеря и вернулся обратно какими-то путями. Но мы видим, что он появился в соцсетях, обнародовал фотографии, он находится на территории, неподконтрольной Украине. То есть, все где-то о себе заявляют, они есть, они просто не хотят возвращаться домой, по разным причинам.

Беседовала Надежда Бондаренко.


...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ