Инициатор проекта «Подмостовье» Александр Горенюк рассказал о проблемах на первых этапах реконструкции всеми заброшенного Деволановского спуска.

Новая дорога, хипстерские кафе и галереи. Александр Горенюк вместе с другими урбанистами решили вернуть к жизни когда-то бурлящую улицу Одессы и придумали проект «Подмостовье».

14724143_1260419524014251_1933560595_o

— О проекте «Подмостовье» известно уже многим в Одессе. Уже полгода точно он на слуху. Особенно о нем заговорили после весеннего субботника. На каком сейчас этапе разработка этого проекта?

— Сейчас этап регистрации и подачи документов. Весной мы уже начинали выстраивать какие-то архитектурные планы, но в последнее время проект затормозился.

— Почему?

— В процессе субботника я познакомился хорошо с первым вице-мэром Анатолием Орловским по телефону. Он тогда поднял все муниципальные службы, чтобы организовать вывоз мусора, помощь сотрудников ЖКСов и другое. Это было клево!

unnamed-11
Фото: Сергей Ляшонок

— Помню, вы тогда много мусора вывезли.

— Да, мы вывезли 148 мешков мусора оттуда. После этого я презентовал проект Орловскому, ему очень понравилось. Он позвал Вугельмана (вице-мэр Одессы — Ред.), а Вугельман — Радулова (начальник департамента экономического развития — Ред.). И вроде бы все загорелись, все классно. Мы договорились сразу созвать круглый стол собственников. Потому что одна из самых главных проблем — это структура собственности на спуске. Собственники объектов — это жильцы домов, что расположены на Деволановском. Дело в том, что в кадастре этой информации нет или она вся утеряна. Даже после того, как мы провели субботник в сквере, за которым мы ухаживали, появилась надпись баллоном «ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ», типа не подходите!

unnamed-10
Фото: Сергей Ляшонок

— Ого…

— Да, и я с уважением отношусь к частной собственности, поэтому мы все пытаемся решить в рамках правового поля. Так вот, мы начали двигаться, и я перезвонил через две недели в мэрию. Встречу переносили несколько раз. Потом наступило молчание, я ничего не мог сделать. Я зря время не терял: находил волонтеров-архитекторов, ходил в Центр инженерных изысканий. Мы крепко пообщались с ними. Они делают топографическую съемку и геологические исследования, в общем, все, что нужно для инженерии проекта. Потом снова позвонил в мэрию, но мне там дали понять, что сейчас не до меня.

unnamed-9
Фото: Сергей Ляшонок

— Почему так?  

— Мне не то, чтобы обидно стало, просто без движения со стороны мэрии придется тяжко. Я решил не отчаиваться и уже лично начал общался с бизнесменами. Корпоративно заинтересованные лица задавали мне вопросы: «Что нужно делать? Давайте двигаться, мы готовы вкладывать деньги!». Мы долго стояли на месте, начали проводить «Гладилку» внезапно. Опять пошел инфоповод, и город подогрелся. Меня пригласили на Black sea summit и после него Вугельман назначил мне встречу уже на днях, чтобы делать уже что-то к лету. Моим предложением было установить какое-то простое мобильное решение в виде бокспарка, видела?

unnamed-8
Фото: Сергей Ляшонок

— Нет.

Могу показать. На месте этих развалин можно построить бокспарк, но я не навязываю конкретно такое решение. Нужно сделать хороший анализ, но плюсы этого проекта в следующем — он мобильный и дешевый. Каждый отдельный контейнер стоит около 17-и тысяч гривен. Каждый отдельный гараж — это отдельная ячейка для бизнеса. Они оптимальны по количеству торговой площади. Их легко монтировать, и есть спрос.

unnamed-7
Фото: Сергей Ляшонок

— Хорошо, а куда их ставить? Что вы хотели сделать со старыми зданиями на спуске? Хотели снести?

— Мы дружим с украинской компанией Pixelated Realities и с их помощью мы хотели, перед тем как снести, полностью снять все здания, чтобы у нас был архитектурный архив по тем старинным зданиям, что находились здесь. Пока с этими зданиями, кроме того, что снести, ничего нельзя сделать.

unnamed-6
Фото: Сергей Ляшонок

— Это большой проект.

— Да, нужно провести глубокое исследование, чтобы понимать, чего хочет большинство жителей города. С одной стороны, нам, молодым, которые ездили в Европу и насмотрелись, хочется там видеть бары, кластер и все дела. Но я узнавал и мнения других людей — кто-то хочет видеть там театр. И это имеет место быть, такой маленький камерный театр. Поэтому мы должны опросить людей по большому количеству параметров: структуре занятости населения, цен на недвижимость и так далее. Вторая важная проблема, хотя, я бы ее поставил на первое место — это сложность участка. Потому что под Деволановским спуском на глубине десяти метров проходят подземные воды, да и в общем есть серьезная проблема с канализацией, ведь спуск наклонен на семь градусов, и получается, что вся канализация стекает по этой улице. Любой дождь затопит бизнес, например, сервера и розетки на первом этаже. Люди просто развернутся и уйдут. Поэтому проект очень дорогой в том смысле, что нужно укреплять канализацию.

20161015150246_img_7831
Фото: Сергей Ляшонок

— Если я не ошибаюсь, коллекторы на Деволановском спуске уже выработали свой срок.

— Возможно, но там еще нужно сделать инженерно-строительную экспертизу мостов. Это хорошо, что мост Коцебу ремонтируют, но у нас есть еще два моста. Так вот, если мы там сделаем дорогу, то полностью законсервируем проблему под ними, которая будет усугубляться, и забитая канализация будет о себе постоянно давать знать. То есть, нам нужно отремонтировать коллектор. Мы нашли сейчас инвестора в ходе уже редких импульсов по «Подмостовью». Инвестор готов браться за всю улицу. Мы, как общественная организация «Подмостовье», выступаем модераторами в этой форме общественных отношений между инвестором, властью и общественностью.

unnamed-5
Фото: Сергей Ляшонок

— А кто инвестор?

— Пока не буду называть. Могу сказать, что это иностранные инвестиции. Но сейчас главное — обсудить с Вугельманом дальнейший план развития. Ведь мы не могли долго встретиться из-за того, что Одесса готовилась к Евровидению.

unnamed-4
Фото: Сергей Ляшонок

— Вернемся к самому проекту. Все-таки все здания снесете или часть оставите?

— Смотри, в планах у нас приготовить «Архитектурный флешмоб». Мы дадим исходные данные студентам-архитекторам и волонтерам-архитекторам. Они будут стимулировать разного рода идеи, что можно было бы сделать на спуске. Думаем вынести это за рамки Одессы, а чтобы поощрить участников призами хотим сюда привлечь Connections и еще несколько международных фондов.

unnamed-3
Фото: Сергей Ляшонок

— Кто уже прямо сейчас готов инвестировать?

— Это частный корпоративный бизнес.

— Например, разные магазины?

— Нет, смотри, у нас есть инвестор под строительство. Он вкладывает деньги в реконструкцию спуска. Он строит на спуске новые здания, допустим, дорогу и полностью все реконструирует. Площадь, которую он реконструирует, сдает в аренду. Еще есть люди, которые хотят арендовать площади и основать галереи, это художники. Еще кафе, коворкинг и в таком духе.

unnamed-2
Фото: Сергей Ляшонок

— А сколько денег понадобится?

— Это невозможно предсказать. Чтобы понять, сколько денег нужно, сначала мы должны сделать строительную экспертизу, заключение о техническом состоянии зданий, экспертную оценку о техническом состоянии инженерных коммуникаций, мостов и топографическую съемку.

— Сколько времени на это понадобится? До лета справитесь?

— Понадобится порядка четырех месяцев. Думаю, что в последнее время проблема с канализацией стала еще острее. В Одессе выпадает рекордное количество осадков, возможно, решение проблемы с канализацией нужно делать не только для «Подмостовья», а нужно рассмотреть и состояние Канатной, Греческой и других улиц. Это займет больше времени, с другой стороны, я же не буду этот проект разрабатывать самостоятельно, я и не готов брать на себя такую ответственность. Мы хотим пригласить одного из ста лучших специалистов в области проектирования кластеров и ревитализации такого рода. Чтобы мы подумали, как это наиболее гибким образом можно реализовать. Есть вариант построить сразу новую улицу, а он может не сработать по разным причинам. Можно запустить в несколько этапов, поиграться с бокспарком, посмотрим, как будут отзываться пользователи. В общем — разработать мобильные решения, которые нам позволят потестить. Ведь это важно, тем более, что находится в центре города.

— Кстати, а в мире есть подобные улицы?

— Да, конечно. Например, Шордич в Лондоне — это колыбель неформального искусства в Британии. Там нарисованы граффити, и они на таких улицах являются декорацией. Они дополняют и рассказывают новые истории. Понятно, что есть история ХХ века, а вот историю 90-х годов и «нулевых» никакие стены не рассказывают.

img_78332x

Еще есть район Санкт-Паули в Гамбурге. Тоже креативный район, там можно найти все. Еще есть в Мельбурне, тоже насыщен кафе и магазинчиками. Суть этого всего — активный фасад в архитектуре. Активный фасад — это когда на первом этаже находятся торговые площади. Для «Подмостовья» важно не проектировать огромные площади на первых этажах. Это позволит запустить там огромные гранатоподобные заведения. Они пошлы и чуждые здравому смыслу человека в 21-м веке. Так вот, там должны быть помещения маленькие по площади,  но в большом количестве. Есть такая хорошая вещь, называется Стокгольмская шкала оценивания потенциальной активности фасада. В соответствии с ней на каждые сто метров должно быть определенное количество точек входа. И, допустим, десять точек входа на 100 метров — это означает активный фасад. Есть фасады дружелюбные, глухие и т.д. Вот, например, если построить здание, на него сделать две точки входа и в каждом из них будет по 600 метров, то это будет неэффективно, потому что у нас не будет концентрации торговли высокой, а не будет высокой концентрации торговли — не будет разнообразия. Люди хотят разнообразия — им скучно.

— Появится много мест, куда одесситы приедут на машинах, а что с парковками?

— Это часть анализа. Для того, чтобы решить, какую транспортную функцию будет выполнять эта улица, нужно сделать, в лучшем случае, транспортную модель для города, а в худшем — хотя бы минимальный транспортный анализ ближайших участков и узнать, как этот участок влияет на параллельные или перпендикулярные потоки. Потому что с одной стороны это прикольно будет выглядеть пешеходной улицей, а с другой стороны — она реально находится под тремя мостами, и представьте ее в среду в два часа дня. Да и автомобили пока что являются частью урбантрафика.

unnamed-1
Фото: Сергей Ляшонок

— Но сейчас их там нет.

— Но есть большой запрос на транзит. Потому, что Польская загружена постоянно, и благодаря пуску движения на Деволановском можно разгрузить потоки. Это если Польскую сделать односторонней, а встречное движение разрешить по Деволановскому спуску, допустим, с транзитным проездом, но без права остановки. Только сделать разрешение на разгрузку и погрузку товара в ночное время суток, например, или высадку-посадку пассажиров до пяти минут. Чтобы машины там не стояли. Вот как есть, и как может выглядеть.

Я считаю, что этот проект важен не только для Одессы, но и для Украины. У нас очень сильный отток мозгов. Люди уезжают массово в Польшу. У нас 1 миллион 400 тысяч человек официально трудоустроены за прошлый год. Проблема в том, что эти мозги — это человеческий капитал, который формируется в определенных условиях, если мы эти условия не создаем, то люди уезжают за границу, где эти условия создают.  Мы сейчас должны с помощью этих условий убедить людей остаться в нашей стране и вывести ее на международный уровень.

Беседовала Дарья Сметанко.


...

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Проблема транспорта на Польском спуске видна воочию. Постоянная пробка. Решить эту проблему достаточно не сложно через реконструкцию Деволановского спуска: транспорт в направлении порта идет по нему (одностороннее движение), от порта по Польскому спуску вверх (также одностороннее движение). Думаю, что это надо учитывать при реконструкции.

  2. чепуха, никакой конкретики, боксы, контейнеры и темные лошади-инвесторы XD

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ